Консультирование. Команды. Кадры. Мультимедиа
Новости Обучение Проекты Команда Услуги Фототуры Площадки


 
Путешествия с детьми



Новости

3.06

Структурные изменения в "Арборе"

3 июня 2016 года в "Арборе" был назначен новый генеральный директор - Чистов Александр Владимирович. В настоящий момент происходит разработка и согласование плана дальнейшего развития компании. Прежний директор - Киселев Юрий Владимирович была освобожден от занимаемой должности по соглашению...

15.03

Компетенции. Что читать?

Мы взяли на себя труд сделать подборку хороших, с нашей точки зрения книг, применительно к различным компетенциям, поскольку многие наши уважаемые Заказчики и Клиенты, не ограничиваются аудиторной подготовкой и стремятся развиваться сами и развивать своих сотрудников.



Путешествия с детьми

Коста-Рика, 2016 (видео о путешествии с детьми)
Путешествия с детьми: отдых или «тяжкий труд»? Можно ли с удовольствием путешествовать с детьми? Как сделать так, чтобы они легко перенесли машину и перелеты? Как отдыхать активно, «не запирая» себя в стены скучного пансионата. Как одновременно уделить внимание ребенку и сделать путешествие интересным для взрослых? Как сделать так, чтобы путешествие сближало. Как сделать так, чтобы после путешествия его «целительский эффект» удалось привезти с собой домой отдыха больше, чем на две недели? Мы (сертифицированные консультанты, дипломированные психологи) ищем ответы на эти и другие вопросы уже несколько лет, путешествуя по всему миру со своей маленькой дочерью. Много ответов уже есть и мы обсуждаем их в нашем блоге и сообществе на "Фейбуке". А для тех, кто не решается пока отправиться со своим (возможно слишком маленьким) ребенком в свободное путешествие сам, мы регулярно проводим выездные "тренажеры" совместные путешествия на 3-4 семьи.

Путешествия с детьми
как практика совместного развития (Е.Павлова)

Одной из задач развития ребенка является расширение его сознания. Функцию расширения сознания выполняет для детей воспитание – оно должно способствовать поэтапной перестройке картины мира, созданию идеала «я». Если мы хотим «включить» расширение сознания у ребенка (выполнить своего рода функцию духовного учителя на определенном жизненном этапе), мы должны «включить» его и у себя. Это означает в первую очередь отказ от дидактики и очевидных (обоим) истин, и, наоборот, апелляцию к интуиции и врожденному нравственному чувству и самосознанию ребенка. Открытие «духовных» каналов происходит у родителя и ребенка одновременно, и, если этот момент является для родителя проходным, он станет таким и для ребенка. У него не будет сформирована социальная групповая этика, он будет недопонимать принципы взаимоотношений между людьми, принятые в коллективах, а также у него не будут выражены высшие цели и идеалы, которые он мог бы в течение жизни конкретизировать и стараться им следовать.

Итак, чтобы помочь ребенку сформировать идеалы, нужно активизировать их у себя. Как же это сделать, если «обыденный окружающий мир» взрослого в значительной степени привычен, ориентировочные инстинкты «схлопнуты» и в повседневных ситуациях взрослый склонен действовать в большей степени автоматически?

Раньше функцию расширения сознания (наряду с образованием, философией, религией) играли путешествия в дальние края и освоение чужих культур. Пока эти путешествия совершались достаточно медленно (пешком или на лошадях), они приводили к существенным изменениям картины мира человека, так как требовали полного погружения. В настоящее время ситуация значительно изменилась. Дальние путешествия из окна туристического автобуса не перестраивают картину мира, а лишь дополняют и достраивают ее, они в большей мере напоминают дополненную различными ощущениями картинку в телевизоре, чем полноценное погружение в другую культуру. Отели, организованные по принципу «все включено» только усиливают сегрегацию, помещая человека (семью) в окрашенный национальной спецификой искусственный кокон.

Итак, для совместного развития на коротком промежутке времени взрослому и ребенку нужно оказаться «на равных», чтобы взгляд на мир у взрослого «приоткрылся» и расширился, чтобы в обоих вспыхнуло любопытство, чтобы они столкнулись вместе с чем-то необъяснимым и неожиданным, требующим перестройки картины мира, которая происходит всегда с определенным внутренним напряжением и (хотя бы временно) с плохим пониманием происходящего. Тогда поведение взрослого может (на этот промежуток времени) стать не дидактичным и они получат возможность совместного развития. То есть путешествовать с детьми можно и нужно, но, чтобы они действительно были развивающими, нужно чтобы путешествие и взаимодействие родитель-ребенок было определенным образом организовано. Как? Оно должно попасть на почву подготовленных ко взаимной открытости отношений родитель-ребенок и обеспечить родителю точку взаимодействия с другой культурой, в которой предыдущий опыт его жизни будет неадекватным или недостаточным.

На стороне ребенка

Франсуаза Дольто – мыслитель удивительно смелый. Она говорила и писала о воспитании детей в 70-80-е годы 20 века, но сейчас ее мысли кажутся еще более смелыми в силу растущих тенденций инфантилизации в воспитании. Суть проблемы в том, что современная традиция изгнания естественных (оправданных) опасностей из игр детей (упрощенная среда городской квартиры, чрезмерная страховка, выхолощенные «безопасностью» игрушки) приводит ребенка на путь, где он теряет вкус к жизни, впадает в депрессию и начинает «вляпываться» в идиотские чрезмерные опасности без всякого смысла. Инфантильным взрослым нужны еще больше инфантильные дети, чтобы их контролировать. Эта же мысль подробно описана у Жан Ледлофф, которая отмечала на порядок более низкую травматичность детей, воспитываемых традиционными индейскими племенами, по сравнению с детьми «цивилизованных» родителей в США (Ледлофф, 2006).

Есть ли альтернатива? Есть, надо пересмотреть свой взгляд на ребенка. Вот некоторые тезисы Дольто в отношении воспитания детей и путешествий. В европейских странах ребенок сейчас более подвижен, чем его бабушки и дедушки в том же возрасте. Он больше ездит, слышит больше разговоров о путешествиях, видит изображения далеких стран, но в то же время гораздо хуже знаком с природой. Городская жизнь не учит его, что такое земля, времена года, небо, звезды, место человека в мире. Географическое расширение требует более богатой социальной жизни, к которой его не приобщают. Ребенок слишком долго остается замкнутым в семье, а в дальнейшем попадает в еще более «выхолощенную» среду деткой площадки и детского сада.

Если сравнить путешествия пятидесятилетней давности, которые были реже, но приносили больше неожиданностей, с теми поездками, которые мы совершаем в наше время, то ребенок (как и взрослый) ничего не выиграли. Во время путешествия для них все подготовлено, все разжевано. Едут ли они в автомобиле, летят ли самолетом, они остаются в своем коконе. Раньше они участвовали в гораздо менее быстром и менее комфортабельном путешествии, в котором были отдельные перегоны, был риск аварии. Теперь же «заточение ребенка в кокон» просто переносится из одной точки в другую. Ребенок во время путешествия находится теперь в точности на том же уровне опыта, что и взрослые, не считая того, что дети не знают как добыть деньги и документы. Но безопасность, даруемая удостоверением личности, весьма относительна. Если поезд остановится или заданная туроператором «канва» путешествия сорвется (бронь гостиницы окажется недействительной, в прокате не будет машины, на две недели вперед не будет обратных билетов), взрослые, как и дети, могут «потерять голову». Это лишает путешествие воспитательной ценности. Ребенок может обрести автономию, если родители при этом не только включат свое знание, но и поделятся им с ребенком. Ведь все, что касается передвижений по городу, дети знали (во времена Дольто) не хуже взрослых: чуть ли не с трех лет они могут научиться пользоваться и автобусом, и метро. Но взрослый только и думает о том, как оставить ребенка без пространственной свободы, лишить его права на инициативу, на свободу передвижения.

Сама Франсуаза Дольто отпустила своих сыновей в 13-16 лет в самостоятельные путешествия в другие страны. Это хороший критерий вписанности в мир. При таком подходе можно полагать, что в 16-17 лет человек сможет сделать жизненно важные решения, например, выбирать себе специальность. Но для этого он должен в год знать, что опасно, а что нет на уровне квартиры или дачи, сам решать, когда он голоден, устал, замерз. В три года иметь свободу передвижения в масштабе двора или деревни. В 7-10 самостоятельно ходить в школу, где дорога занимает 15-30 минут (а не ходить с бабушкой за ручку и не ездить на машине от двери к двери) и самостоятельно делать уроки, а в 13 лет - уметь доехать до другого города и свободно перемещаться по своему городу, ну и так далее. Эти последние несколько тезисов – наша импровизация на тему мыслей Дольто. Альтернативный выбор – водить ребенка за ручку не только в школу, но и в институт, если продолжать в той логике, которая принята в воспитании сейчас.

Дольто особенно настаивает на том, что с ребенком нужно говорить (даже с младенцем) с самого рождения. Настаивает, что младенец понимает (интуитивно) смысл слов взрослых, причем на любых языках. И что нужно «следить за языком», когда присутствует младенец. Например, приходящий с работы злой и неудовлетворенный папа в подростковом возрасте с точки зрения передаваемого ребенку сценария не опасен («Сын, я думал, что справлюсь, но конкуренция стала больше и я сдаю, но это ничего, ты пробуй, у тебя получится!»), а вот в младшем детстве и младенчестве он будет воспринят некритично и усвоен как единственно возможная жизненная модель («зачем работать, если будешь злым и несчастным?»). Поэтому, если отец на работе преуспел, но выгорел, болен и полностью эмоционально «развалился», то «пострадают» от этого именно младшие дети, которые некритично воспримут свои перспективы в мире как безнадежные. С точки зрения Франсуазы Дольто, мозг младенца намного полней используется, чем мозг взрослого человека и «обучение» первых лет жизни заключается не в том, чтобы освоить новое, а в том, чтобы «отсечь лишнее» (упроститься). В этом смысле в путешествиях дети иногда даже более адаптивны и интуитивно вписаны, чем взрослые, нам остается это увидеть и воспользоваться при реализации семейного маршрута.

Специфика наших путешествий с детьми

Беларусь, 2014 Панама, 2015 Эквадор, 2015

  1. Мы стремимся путешествовать так, чтобы было интересно всем - и ребенку, и родителям.
  2. Мы стремимся в путешествии быть единой командой, чтобы ребенок был доверенным лицом, человеком, которого слушаешь и с которым можно договориться.
  3. Мы стремимся узнавать в путешествии свою дочь.
  4. Мы не считаем, что изоляция и замкнутый образ жизни матери полезны для психики для ребенка. И не считаем, что воспитание в "парниковых" условиях квартиры полезно для здоровья ребенка.
  5. Мы стремимся применять те технологии родительства, которые ведут к сближению с ребенком и облегчают наш путь. Это ношение на руках, высаживание, совместный сон, грудное кормление, естественный иммунитет, внимание к сигналам и много других.

Ребенку хорошо там, где его мать

Итак, мы допускаем, что даже очень маленький ребенок может путешествовать и знаем, как ему в этом помочь и сделать путешествие более комфортным за счет близости матери и внимания к сигналам. Под «матерью» здесь в первую очередь понимается именно мать, но в некоторых семьях основной, воспитывающий ребенка взрослый может быть и отец, и бабушка, и приемный родитель. Путешествовать то он может, но нужно ли? И зачем? Все ли, что может делать ребенок (а он, как правило, значительно крепче хрустальной вазы и значительно здоровее старших членов своей семьи) нужно и конструктивно делать в период столь активного формирования его психики? Этот вопрос мы рассмотрим далее и он не так прост, как кажется.

Те, кто спорит с полезностью путешествий, приводят следующий аргумент: «маленький ребенок не всегда понимает, где именно он находится, ему хорошо там, где мама» и со второй частью этого утверждения мы однозначно согласны. Он может быть сильнейшим образом напуган в собственной квартире, если мама закрыла дверь в его комнату и не слышит его плача, и будет спокойно спать у нее на коленях в зале ожидания на неуютном вокзале, если она сама не будет при этом тревожиться. То есть ребенку хорошо там, где его мать, если мать уравновешена, доброжелательна, жизнерадостна, спокойна (действительно спокойна, а не играет такую роль, поскольку ребенок очень чувствителен к ее состоянию). Современные исследования показывают, что для развития уравновешенной личности нужен хотя бы один любящий и жизнерадостный взрослый. Ключевое слово – жизнерадостный. Тогда ребенку будет хорошо дома или на другом конце света. Дальше все упирается в темперамент и состояние матери.

Есть мамы, способные обеспечить хорошее состояние себе и ребенку на 10 квадратных метрах площади. И есть, те, кто на этих 10 квадратных метрах будут кружить как волчицы по клетке, не будут находить себе места. Такие мамы, запертые в рамках тесной городской квартиры, способны «взорваться» сами и сорвать на ребенке в силу избыточного нервного напряжения, которое им не на что выплеснуть (см. например Герхардт, 2012). Это тем более усугубляется, если мама не занята любимым ручным трудом (задачей, делом), который можно разделить с ребенком. Если мать нашла себе любимую работу (задачу), которая выполнима вместе с ребенком, то путешествия ей, как правило, не нужны. К сожалению, мало кому из мам это удается в городской среде, поскольку речь идет, как правило, о смене специальности, полному изменение жизни.

Офисная работа и работа за компьютером исключает ребенка, «выносит» его к няне, воспитателю, группе развития, планшету, яслям или садику. Одновременно она «раскалывает» сознание матери, формируя в нем чувство потери (она должна работать, чтобы содержать ребенка, при этом она платит другому человеку – няне, яслям, садику – чтобы другая женщина выполняла ее роль и, по сути, жила ее жизнью) или чувство вины, что она не понимает своих детей и они растут без нее (см. Пирсон, 2007).

Если она как «честная мать» выбирает путь «посвятить себя детям», то ее жизнь в плохом варианте выхолащивается до бытового уровня, а ребенок (и муж) видят ее преимущественно за домашней работой, в которой не так то просто добраться до совместного духовного опыта (хотя возможно, конечно, и это должно быть предметом отдельного исследования). Пик изоляции (и усталости) наступает в период декретного отпуска со вторым ребенком. В нашем окружении была женщина, которая назвала ситуацию своими именами: «Я три года отсидела с первой дочерью, со вторым сыном еще три года отсижу». Работала эта женщина в национальном банке, в период декретного отпуска ее, без ее ведома, перевели в другое подразделение, хранилище под землей. Как будто жизнь ответила ей недвусмысленным намеком: если воспринимаешь время, проведенное с ребенком, как заключение, то и сидеть тебе отныне в подземелье.

Итак, путешествия нужны скорее как средство поддержки или терапии для матери (неважно, работающей или нет), причем не любой матери, а той, которая не выдерживает испытания изоляцией, что характерно для городской среды и среды, где потеряны связи с «большой семьей» - родителями, тетками, сестрами. Тогда ей нужны путешествия, причем, если достаток семьи позволяет, то усугубляет ее проблему ход – отправить ее отдохнуть одну или с подругами, отдохнуть «от детей». Это только еще больше ослабит и так слабую привязанность. Корректный ход – дать ей отдохнуть вместе с детьми, чтобы в новой обстановке взглянуть на себя, ребенка, выйти из бытовых рамок, пересмотреть свою жизнь и найти в ней возможность дальнейшего развития.

Путешествия с детьми: отдых или труд?

Вопрос, который мы слышим от родителей наиболее часто, следующий: «Поездка с ребенком требует моего полного внимания и отдохнуть не получается, что я не так делаю?». Если коротко: «Не доверяете собственному ребенку и его инстинктам».

Из опыта организации путешествий для взрослых и детей, семейных и одиночных путешествий с собственным ребенком мы знаем, что маленький ребенок - почти самый простой попутчик из возможных (особенно если сравнивать его с обычными взрослыми). Ребенок открыт, любопытен, он сотрудничает, ему все интересно, у него всегда хорошее настроение. А если случается что-то необычное (зубы режутся в пути или др.), то отвлекается от своей «беды» он тоже легче, чем взрослый.

Выхолащивает радость и истощает именно чрезмерный контроль, если слегка отпустить «бразды правления», все становится несколько легче. Один из типовых моментов, который напрягает: долгое ожидание еды в ресторанах. Для взрослых сесть в ресторан и расслабиться – отдых, для детей – это искусственная среда с сильно ограниченной подвижностью. Редко какие маленькие дети могут безболезненно для себя и окружающих провести час ожидания неподвижно на своем стульчике, ничего не запачкав, не разбив и не разгромив по ходу или не раскапризничавшись. С позиции взрослого все однозначно: ребенок не воспитан или испорчен. С позиции ребенка: испытание неподвижностью невероятно сложное. Нужно «зарядиться» перед этим изрядным количеством движения, чтобы провести неподвижно в кресле хотя бы полчаса. Очевидно, что вариантов решения этой проблемы множество, причем с ребенком любого возраста (вплоть до младенческого). Можно сократить количество походов в ресторан до одного в день. В остальное время – питаться в кафе быстрого обслуживания или там, где есть шведский стол, покупать готовые продукты или блюда на вынос, заказывать еду в гостиничном ресторане или там, где ее принесут с доставкой, выходить во время ожидания одному из родителей с ребенком на улицу, чтобы он погулял вместо ожидания, набрать книжек, игрушек или занятий на время ожидания, чтобы ребенку было чем себя развлечь – вплоть до погремушек, если ребенок младше года. Если взглянуть на ситуацию с позиции ребенка, то капризы при ожидании не выглядят надуманными, это сигнал об усталости, которые требуют некоторой гибкости взрослых. В конечном счете, эта гибкость вознаграждается и взрослые «ловят волну», на которой могут быть уверены в своем ребенке и спокойны.

Активный или спокойный маршрут?

Турция, вокруг Мраморного моря 2014
Ни море, ни горы, ни их отсутствие не являются принципиальным, важно как организовано путешествие и как оно сочетается с регулярным образом жизни, есть ли в регулярном образе жизни «элементы», облегчающие и «готовящие» активные путешествия – прогулки, активности, климатическое и погодное разнообразие, выносливость и терпимость к гибкому распорядку сна и питания, разнообразие в питании, привычка к нагрузкам. Если нет, то лучше предпочесть спокойный отдых, более похожий на регулярную жизнь и обеспечить тот режим и распорядок, который ребенку привычен. Титанические силы родителей могут уходить в этом случае на его поддержание. Мы знаем семью, которая, приехав в Прагу, вынуждена была поселиться в апартаментах и готовить домашнюю еду, так как их 2-летняя дочь «отказывалась есть еду в кафе». Так тоже можно, но с активным маршрутом в этой связи можно расслабиться. Вспомним утверждение Дольто: «Во время путешествия для них все подготовлено, все разжевано. Едут ли они в автомобиле, летят ли самолетом, они остаются в своем коконе». Для нас очевидно, что кризис с аппетитом был в данном случае надуманным: и девочка не отличалась хрупкостью, и с аппетитом у нее никогда раньше не было проблем, она с удовольствием ела новую пищу в гостях и «полевую» пищу в походах. Очевидно, что не справившиеся с ситуацией родители, замкнулись в привычную обстановку, чтобы избежать по тем или иным причинам столкновения с новой культурой. Это не значит, что никогда не нужно жить в апартаментах. Это значит, что источник дискомфорта нужно как правило искать в родителях, с ними, для ее ослабления, и работать.

Есть довольно общие и очевидные принципы. Например, что для маленького ребенка национальные парки, зоопарки или прогулки на природе или даже прогулки по городу легче и понятнее, чем музеи и абстрактные экскурсии. Или что посещая музей (если это не специальный детский музей), лучше идти самостоятельно, а не с экскурсионной группой и гидом и разглядывать все в ритме ребенка, а почитать информацию потом самостоятельно. Что лучше избегать длительных утомительных переездов (ехать весь день в автобусе, чтобы увидеть какой-нибудь замок, для ребенка слишком сложно, лучше замок попроще на прогулочном расстоянии). Но есть и исключения. Ребенок может с удовольствием поглазеть на картины в музее или побывать на концерте, только его «доза» - это несколько песен или полчаса в зале с экспонатами, а не 2-3 часа подробного осмотра. Если полчаса посмотреть, а потом – в парк, то почему бы и нет. Ключевых принципов для отбора специфически «детских» тем несколько: 1. Есть ли возможность легко войти или выйти с мероприятия? 2. Есть ли у ребенка возможность в процессе подвигаться (побегать)? 3. Тяжела ли дорога? 4. Есть ли возможность организовать в процессе дневной сон (в слинге, машине, на руках)? 5. Достаточно ли жизнерадостно то, что будет ребенку показано? (это живопись Миро в музее или готические картины с изображением всех смертных грехов и их последствий?). Все перечисленное – всего лишь здравый смысл, но есть и более тонкие методы настройки. Мы используем их по ситуации или ориентируемся на сигналы ребенка, чтобы покинуть место в случае, если оно воздействует на него неблагоприятно. Если ребенок захныкал в замке, музее или на выставке, лучшее, что можно сделать – это все-таки ее покинуть.

Не вредны ли для него перелеты и дальние переезды? Если родители неуравновешенны, то могут быть очень вредны. Если родители спокойны и готовы пересмотреть маршрут или отказаться от него в случае, если он складывается неблагоприятно для ребенка, они могут быть безболезненны. У автора был случай, когда пришлось одной с ребенком почти 2-х летнего возраста лететь три перелета в течение полутора суток, включая трансатлантический (12 часов) в возрасте (отдельное кресло ребенку еще не было положено). Удалось сохранить в пути полноценную еду и сон, а также позитивный эмоциональный тонус (ребенок ни разу не плакал). Конечно, создавая для ребенка возможность почти 12-ти часового сна при трансатлантическом перелете пришлось выгулять и выбегать его заблаговременно и ни разу не встать с места, пока он спал. Это тяжело и родителю после такого перелета нужна помощь второго взрослого, чтобы в следующий день выспаться и восстановиться. Характерно, что при «правильной» (в пользу ребенка) постановке вопроса ребенок прилетает отдохнувший и полный сил. Автор была благодарна дочери за три недели, проведенные зимой на море и приняла решение «пожертвовать» сутками своего сна, но «привезти» эмоциональный заряд и хорошее самочувствие дочери домой.

Не существует типовой протяженности и насыщенности маршрута для путешествия с ребенком. Она также зависит от распорядка жизни ребенка и родителей вне путешествий. Мы ориентируемся на 2-х недельные путешествия, требующие относительно небольшого перелета (до 5-6 часов). Мы меняем несколько мест поселения в новой стране (чтобы избежать обусловленности маршрута отелем), оптимальное расстояние между ними составляет 100-150 км (до 3-4 часов пути в сутки. В целом желательно, чтобы путешествие длилось от трех недель, если перелет длинный или климат контрастно отличается от родного, иначе большая часть путешествия «уходит» на адаптацию. К горам дети адаптируются легче взрослых, но и здесь есть множество деталей. Нужно искать такой ритм, который комфортен для всей семьи. Для некоторых это выезд на 2-3 месяца на море с арендой апартаментов и «домашней кухней», когда у ребенка меняется только климат, но не уклад жизни («со своим самоваром»). Мы заменяем такие перемены выездом на дачу, где ребенок может погрузиться в природу с ее циклами (тепло – холодно, солнечно – дождливо, растут, созревают и увядают цветы, плоды и ягоды, много разнообразных животных и растений). Это не совместные путешествие для расширения сознания, это скорее совместное экспериментирование с природным укладом жизни и его распорядками. Собственно для путешествий (вспомним – формирование картины мира, идеалов) мы ищем более интенсивный формат, в котором удовлетворяется потребность во взаимном новом опыте.

Путешествия как летопись (история) семьи

Черногория, 2013

Современные авторы утверждают, что любовь матери и ребенка не просто запрограммирована генетически. Есть некий процесс – бондинг – когда мать и ребенок уже при жизни «находят» друг друга и запечатляют друг на друге свой инстинкт (по аналогии с импринтингом у животных). Это может произойти как в первые часы, так и в первые недели и даже месяцы. С каждым ребенком это происходит по своему. Технологии естественного родительства направлены на то, чтобы «включить» этот инстинкт даже в случае, если роды прошли травматично или аномально. Очень трогательны советы Уильяма Сирса папам по более мягкому проживанию всей семьи ситуации кесарева сечения, когда отцам советуют «добраться» до ребенка, выносить его на теле «кожа к коже» в первые часы и дни и заменить ему мать, когда сама она не может это сделать, поскольку восстанавливается после операции. В обычных условиях как правило первой «включается» мать. А как быть с отцом? Хорошо, если он присутствовал на благополучных родах, носил ребенка на руках или в слинге, пробовал его мыть или укладывать. А если нет? Если он не понимает (или инстинктивно еще при принимает) это маленькое существо, младенца. А приходя с работы видит его уже спящим, а маму – уставшей или встревоженной? Путешествия могут «включить» опыт и доверия отца, позволить ему тотально погрузиться в общение с сыном или дочерью. Мы наблюдали как в свободной от бытовых проблем обстановке, получая возможность погулять по пляжу или поносив ребенка в слинге по городу, отец «включал» в себе привязанность к ребенку и появлялось доверие и обожание, которое удавалось «привезти» в обычную обстановку.

Путешествие хорошо тем, что оно богато на события. Вместе проехав через перевал, переплыв пролив, поднявшись на гору или «объехав Дарданеллы» одновременно встречаешь первый (второй, третий, восьмой) зуб, первое «мама» и «папа», первый хохот или первое осознавание огромности моря (эмоциональный «прорыв» девочки в 1 год и 10 месяцев может заключаться в словах: «Море большой! Мама, спасибо, спасибо! Папа, спасибо!», которые она повторяет следующие полгода). Весь этот опыт, запечатленный в семейных хрониках на фотографиях и видео, становится летописью семьи. Ребенок растет от зуба к зубу, от слова к слову, от ползанья к шагам, бегу и прыжкам и в каждом путешествии становится кем-то новым. Родители, на время свободные от бытовых проблем, приглядываются к семьям другой страны, иногда даже изучают их уклад, живут в семьях, сталкиваются с их песнями, играми, обрядами. Чем больше удается погрузиться в традиции воспитания другой страны, тем интереснее приглядываться к тем, что общего и в чем различия их с нами. Дети, понимающие все языки мира и не говорящие ни на одном, каждый момент времени четко сигналят, благожелательно или нет для них окружение, комфортно ли или нет им на этой новой земле, можно или нет оставаться здесь дольше и «погружаться глубже». Мы помним девочку 1 года, перед которой в Армении в ресторане первый раз в жизни поставили большую стеклянную тарелку и сервировали ей стол приборами как взрослой. Она так прониклась доверием, что не разбила ни одной тарелки ни в этом ресторане, ни в последующем путешествии и дома ей после этого стали накрывать еду в стеклянной посуде. Эта же девочка полностью проигнорировала «заигрывания» прохожих в Иордании спустя полгода и научилась следовать за матерью, потому что отношение местных к ней (слишком панибратское) ей не понравилось. Дети различают. Но только в том случае, если мы замедлимся и позволим себе погрузиться в то новое, где бесполезен прошлый опыт и уклад, мы пройдем вместе точку, где отпадет наше главенство, доминирование и директивность. В этой точке ребенок расскажет нам про мир нечто новое, что только он способен рассмотреть своими любопытными глазами. И тогда путешествие станет общим.

Что почитать?

  1. Бауэр И. Жизнь без подгузников! 2008.
  2. Герхардт С. Как любовь формирует мозг ребенка? 2012.
  3. Госалес К. Целуйте меня. Как воспитывать детей с любовью. 2013.
  4. Дольто Ф. На стороне ребенка. 2013.
  5. К/ф «Кука» (реж. Ярослав Чеважевский, 2007)
  6. Корчаг Я. Уважение к ребенку. 2015.
  7. Ледлофф Ж. Как вырастить ребенка счастливым. Принцип переемственности. 2006.
  8. Мендельсон Р. Как вырастить ребенка здоровым вопреки врачам. 2008.
  9. Ньюфелд Г., Матэ Г. Не упускайте своих детей. 2012.
  10. Пирсон Э. И как это ей удается. 2007.
  11. Рюхова И. Ваш грудничок старше года. 2014.
  12. Сирс У., Сирс М. Ваш малыш от рождения до двух лет. 2015.
  13. Трунов М.В. Первый год – первый опыт. 2003.

Наши площадки

  1. Архив наших путешествий и мартшутов http://lenapavlova.org/photo-travel-archive
  2. Аннотации книг http://lenapavlova.org/baby-n-travel
  3. Наш блог о путешествиях с детьми http://baby-n-travel.org/
  4. Канал путешествий на "Вимео" https://vimeo.com/album/3460234
  5. Наше сообщество на "Фейсбуке" https://www.facebook.com/aroundtheworldwithbaby
 



 

© 2005-2016 Arbor Consulting Group
129110 Москва, ул. Щепкина 58, стр. 3, оф. 302
тел.+7 (926) 617-06-03 (консалтинг); +7 (916) 293-89-94 (консалтинг, тренинг);
+7 (926) 617-06-03 (корпоративная съемка); +7 (916) 502-89-15 (подбор)
e-mail: 6170603@gmail.com и arborcg.org



(926) 617 06 03


Rambler